Слабаки в армии: американцы бьют тревогу из-за физподготовки своих солдат

Общий спад уровня физической подготовки среди молодежи вызывает обеспокоенность армии США. Корпус морской пехоты уже 15 лет назначает в центры начального обучения новобранцев тренеров по физической подготовке.

Так поступают не только в морской пехоте, все остальные виды вооруженных сил стали пользоваться услугами таких инструкторов, пишет печатный орган американского аналитического центра Stratfor.

Может быть, кто-то из вас помнит статью, написанную мною в мае, пишет Томас Хант, ведущий аналитик Stratfor. Там я поднял вопрос о том, какие последствия для боевой готовности армии имеет спад уровня физподготовки и натренированности американских военнослужащих.


Если я не ошибаюсь, моя статья вызвала небольшой спор, поскольку я высказал предположение, что требования к физической подготовленности необходимо ослаблять, если мы хотим привлечь в вооруженные силы достаточное количество персонала для ведения кибернетических и электронных войн.

Так получилось, что объединенная военная база Сан-Антонио (в ее состав входит авиабаза Лэкленд) спустя несколько недель связалась с Техасским университетом в Остине, предложив кафедре физиологии движений и медицинского образования проанализировать и внести изменения в программу физподготовки, которая используется на начальном этапе обучения на базе Лэкленд.

Даже предположение о том, что военным надо ослабить стандарты физической годности в некоторых областях, не могло не вызвать осуждение, особенно со стороны тех, кто служил.

Кафедра в итоге от этой работы отказалась, но я должен отметить, что моя статься не имела никакого отношения к навязыванию услуг и что обращение в Техасский университет в Остине связано исключительно с его близостью и с исследовательским опытом его сотрудников и моих коллег.

Здесь следует рассказать о типичной реакции людей, когда они узнают о направлении моей деятельности: «Ах… вы занимаетесь физкультурой». Я отвечаю, что не только, и объясняю, что наша кафедра занимается множеством очень разнообразных тем (а физкультура — это лишь малая их часть). Мои коллеги занимаются историей спорта и спортивным менеджементом, есть специалисты по междисциплинарной тематике на стыке спорта, социологии и прикладных наук, таких как спортивная наука, биомеханика и здоровый образ жизни.

Они добились поразительных успехов в своих областях, в том числе в той работе, которая оказывает колоссальное влияние на военных. Например, профессор Карл Кляйн (Karl K. Klein), пришедший на кафедру в 1952 году и проработавший там 30 лет, принимал участие в федеральных исследованиях на тему профилактики травматизма в спорте, и результатом этой работы стало то, что у военных в курсе физической подготовки отменили глубокие приседания. Сегодня мои коллеги продолжают эту традицию.

Примерно 10 лет назад физиолог Эдвард Койл (Edward Coyle) вместе с биохимиком и нейробиологом Стивом Корнгутом (Steve Kornguth) участвовали в проекте, профинансированном сухопутными войсками США, исследуя вопрос о том, как нехватка сна влияет на познавательные способности и физические показатели. Кроме того, Корнгут участвовал и в других исследованиях, результатом которых стала разработка контрмер против биологического и химического оружия. В настоящее время он изучает травмы мозга и микросотрясения в спорте и в военной сфере.

Наука, исследования и аналитическая работа существенно помогли усовершенствовать подходы к физической и боевой подготовке, а также уменьшить последствия боевых действий и травм для личного состава.

Специалисты по биомеханике, такие как Джонатан Дингвелл (Jonathan Dingwell), недавно перешедший из Техасского университета в Университет штата Пенсильвания, работали над различными проектами, цель которых — улучшить физическое состояние и функциональные возможности получивших ранения ветеранов.

Исследования Дингвелла в сфере биомеханики человеческих движений сыграли ключевую роль в совершенствовании протезов. Другая моя коллега Лиза Гриффин (Lisa Griffin), занимающаяся вопросами нервно-мышечного управления, в настоящее время принимает участие в междисциплинарном исследовании в рамках проекта ВМС, который со временем может привести к совершенствованию взаимодействия между человеком и машиной. По мнению военных, когда-нибудь это поможет создать очень важные технологии ведения боя.

Некоторые бывшие студенты тоже вносят свой важный вклад в военное дело. Например, один из наших докторантов полковник Барбара Спрингер (Barbara Springer) пять лет была директором некоммерческого проекта «Герой», задача которого — помогать ветеранам и работникам служб оперативного реагирования восстанавливаться после полученных ран и травм. Сейчас она работает главным физиотерапевтом и исследователем в Национальном медицинском центре Уолтера Рида.

А другой наш докторант полковник Дейдра Тейхен (Deydre S. Teyhen) в настоящее время руководит клиникой сухопутных войск в Шофилде на Гавайях. Осенью она должна занять должность начальника научно-исследовательского института при центре Уолтера Рида.

Но спортивная наука занимается не только прикладными исследованиями. Она помогает военным решать проблемы физической подготовки новобранцев и личного состава, находящегося на действительной военной службе.

Одна из наших многообещающих выпускниц — Джозефина Хиндс (Josephine Hinds), окончившая Вест-Пойнт и служившая пилотом вертолета «Блэк Хок». Она 15 месяцев провела в Ираке в должности командира эскадрильи и одновременно отвечала за управление полетами в своей части.

Хиндс из личного опыта знает, что такое физические и физиологические нагрузки в бою. Она отмечает очевидное снижение уровня физической подготовки новых обучаемых.

Хиндс рассказала мне о неправительственной организации под названием «Миссия — готовность» (Mission: Readiness), которая помогает «государству и федеральным органам разрабатывать основанную на научных данных и фактах политику, дающую нашей молодежи возможность подготовиться к служению своей стране в том качестве, какое им по душе». Общий спад уровня физической подготовки среди молодежи в США вызывает у этой организации глубокую обеспокоенность.

Специалисты их Техасского института физической культуры каждый день работают над решением этой проблемы. Его исполнительный директор Фил Станфорт (Phil Stanforth) рассказывает, что институт ежегодно проводит около трех тысяч оценок физической подготовки, выполняя при этом важные исследовательские функции. Он может оценивать что угодно: сбалансированность организма, состав тела, плотность костей, скорость обмена веществ, состояние сердечно-сосудистой и дыхательной системы, а также состояние и подготовленность скелета и мышц.

В прошлом военные не раз консультировались со Стэнфортом. В 1999 году он вместе с профессорами физиологии движений из Техасского университета Джоном Бартоломью (John Bartholomew) и Джеком Уилмором (Jack Wilmore) возглавил команду специалистов из Школы авиакосмической медицины ВВС, и они разработали новый протокол оценки кислородного обмена в организме летчиков.

Но страна не только ослабла физически. Она начинает утрачивать физическую координацию. В результате стало гораздо больше скелетно-мышечных травм по сравнению с исторической нормой.

Корпус морской пехоты уже 15 лет назначает в центры начального обучения новобранцев тренеров по физической подготовке. Теперь он пришел к выводу, что такие тренеры необходимы и в действующих частях. В предстоящие четыре года корпус намерен ежегодно выделять по 8,6 миллиона долларов на обеспечение каждого из трех экспедиционных соединений морской пехоты тренерами по физподготовке в соответствующих количествах.

Но не только морская пехота осознает важность таких тренеров. Все прочие виды вооруженных сил и рода войск, включая силы специального назначения, пользуются услугами инструкторов по физподготовке в интересах выполнения задач.

В таком внимании военных к физической подготовке нет ничего нового. Британская армия еще в 1860 году создала Королевский корпус физической подготовки сухопутных войск (сначала он назывался гимнастический персонал), чтобы ликвидировать физическую немощь британских солдат, которую они продемонстрировали в ходе Крымской войны.

С учетом общественных тенденций и технологических достижений можно уверенно говорить о том, что спорт и спортивная наука будут играть всевозрастающую роль в военных операциях.

В прошлом месяце издание «Эйр Форс Таймс» (Air Force Times) опубликовало статью, подготовленную подразделением из состава нового крыла по обучению специальным методам ведения войны, которое дислоцируется в Лэкленде. Тренер по физподготовке из этого подразделения Лора Мерц (Laura Mertz) рассказала о методике его работы.

«Мы пытаемся применять университетские методы работы спортивной медицины, поскольку там у нас тоже есть спортивные тренеры и инструкторы. Есть у нас и другие организации по оказанию услуг, которыми мы пользуемся по мере необходимости, причем довольно часто».

По словам командира этого крыла полковника Джеймса Хьюза (James Hughes), цель заключается в том, чтобы при помощи «самых эффективных методов повысить физические возможности обучаемых из сил специального назначения ВВС».

Браслеты для занятий спортом дают возможность понять, к чему все это приведет. Военные уже довольно давно разрабатывают методы слежения за физическим состоянием военнослужащих в режиме реального времени как на поле боя, так и во время боевой подготовки и тренировок.

Конечно, в этом начинании будет немало проблем. В прошлом году появились сообщения о том, что у фитнес-браслетов есть один существенный недостаток. Они позволяют противнику следить за перемещениями и местоположением американских военнослужащих. Тем не менее факт остается фактом: спорт и спортивная наука будут развиваться, играя все более важную роль в боевой подготовке и в боевых действиях.

Читайте также: «Череп и кости»: Америка проиграла холодную войну России

Томас Хант (Thomas M. Hunt)

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам о ней.

 Понравилось? Поделись статьей с друзьями! 


 

Еще больше новостей

Комментарии:

Leave a Comment