Жители Вильнюсa: Мы мечтaли о еврoпейской Литвe, а вышла нaтовскaя кoлoния!

Как Литва потеряла четверть своего населения и превратилась в самую репрессивную и депрессивную страну Евросоюза.

Спецкор «КП» отправилась в страны Балтии, чтобы разобраться, действительно ли там так не любят Россию, как нам говорят. В предыдущих сериях, она рассказала — что происходит в Латвии и Эстонии. И, наконец, добралась до Литвы.

БЕГУТ, КАК ОТ ЧУМЫ

8 утра. Четырехзвездный отель в центре Вильнюса. За моей дверью кто-то неистово дубасит молотком.

– Вы извините, но мне работать надо, семью кормить! – объясняет мне русский дядька и продолжает ремонт.

По сравнению с Ригой и Таллином в Вильнюсе все как-то жестче, больше нерва. Это витает в воздухе.

Из Литвы (самой крупной по населению среди стран Прибалтики) народ бежит, как чумной: ежегодно уезжают 30 тысяч человек.

СПРАВКА КП: Официально в Литве сейчас 2,7 млн. жителей. После распада СССР население уменьшилось на четверть. По прогнозу ООН, к 2100 году в Литве может остаться меньше 1 млн. жителей.

И удивительная вещь. За прошлый год экономика Литвы выросла на 3,9% – один из лучших показателей в ЕС. Власти уверяют, что выросли и доходы людей. Но сами люди говорят обратное: только на продукты они тратят вдвое больше, чем средний европеец, при том, что зарплаты тут намного ниже. Объяснение – в социальном расслоении. Уровень бедности в Литве тоже один из самых высоких в ЕС.

– Рост экономики ощущают только наши олигархи, а бедные так и остаются бедными, – пояснил один из моих знакомых литовских журналистов.

 

ЗАРЕЗАЛИ ЗОЛОТУЮ КУРИЦУ

В том, что народ пакует чемоданы, литовские власти обвиняют богатую Европу. Мол, она оттягивает рабочую силу. Президент Литвы Гитанас Науседа даже объявил, что будет за это требовать от Евросоюза новых дотаций (старые с этого года сильно урежут). В Брюсселе в ответ крутят у виска: главный принцип ЕС – свободное передвижение рабочей силы. Литва знала, на что шла.

Вместе с вступлением в Евросоюз Вильнюс потерял и свою «золотую курицу».

– Самое фантастическое – это закрытие по требованию ЕС Игналинскойатомной электростанции. После Чернобыля эту АЭС модернизировали, и МАГАТЭ дала ей рейтинг самой безопасной в Европе, – рассказывает мне журналист Юрий Алексеев.

По образованию Алексеев инженер, он возводил Игналину. Это была всесоюзная ударная комсомольская стройка. В 1985-м запустили первый энергоблок, в 89-м – второй. Первого хватало на электроэнергию всей Литве. Второй «гнал» электричество уже в соседнюю Белоруссию.

– Литва получила эту станцию в подарок. СССР никаких счетов не предъявлял! – говорит Алексеев. – Ресурс у станции был до 2035 года. Первоначальные затраты на любую АЭС огромные (строительство Игналинской оценивается в $50 млрд, – авт.), но зато потом электричество — за копейки. Вместо этого Литва теперь покупает дорогой российский газ для своих газовых электростанций. И, кстати, если бы Игналина осталась в работе, в Белоруссии сейчас не строили бы Островецкую АЭС — рядом с литовской границей.

Сейчас о советском наследстве в Литве принято говорить лишь одно: «СССР – страна-оккупант», насильно присоединившая страны Балтии. За отрицание этого можно на 2 года загреметь за решетку. Но главный парадокс – проклиная СССР, Литва по нелепой иронии продолжает жить по его законам.

ИГРЫ «ШПИОНОВ»

Перед моим отелем останавливается дешевенькая иномарка. Запрыгиваю.

– Как там дела у N? – седой бородатый мужчина за рулем называет имя нашей общей знакомой.

Не задумываясь, что-то отвечаю про N.

– Значит, своя – не шпионка, – делает вывод мужчина и с силой жмет на газ. – Тут есть тихое кафе, там поговорим.

То и дело он проверяет, нет ли за нами слежки. От резкой езды меня начинает мутить. Чувствую себя героиней шпионского сериала.

В кафе ни души, кроме хозяев. Входят трое мужчин.

– Интересные ребята… Надеюсь, алкоголики, а не слежка, – размышляет вслух мой собеседник.

Можно подумать, у него мания преследования. Если не знать, кто он такой…

Мы сидим в кафе с Валерием Ивановым. Он историк (окончил истфак Варшавского университета), председатель Союза русских литераторов и художников. А в 70-е работал первым секретарем отдела информации и анализа в МИД Литовской ССР. Забавная деталь: сейчас на этой бывшей мидовской территории – посольство США.

Историка Валерия Иванова литовские спецслужбы преследуют с 1991 года. Фото: Елена КРИВЯКИНА

Историка Валерия Иванова литовские спецслужбы преследуют с 1991 года. Фото: ЕЛЕНА КРИВЯКИНА

В перестройку Иванов возглавлял литовско-русско-польскую организацию «Венибе-Единство-Едность», которая противостояла литовскому националистическому «Саюдису». В ноябре 91-го Иванова отправили на 3 года за решетку, обвинив в создании антигосударственной организации (пресловутая советская 70-я статья). Это при том, что «Единство» было зарегистрировано в Совмине Литвы.

– Когда я работал в МИДе, бывал на приемах с главами и послами других государств, то не думал, что когда-то буду «чифирить» с авторитетами на зоне усиленного режима, – с усмешкой замечает Иванов.

Выйдя на свободу, Иванов издал книгу «Литовская тюрьма», где поставил под сомнение официальную трактовку властями Литвы событий 13 января 1991-го, когда при штурме Вильнюсского телецентра погибли 14 человек. Иванов написал, что нет прямых доказательств их гибели от рук военных Советской Армии. За это Иванова в 97-м отправили за решетку еще на год.

– Я отказался сидеть с уголовниками, и тогда меня посадили в карцер. Это был «шкаф» размером метр на 78 сантиметров, без солнечного света, с крысами в клозетной дыре. Только книги по философии помогли мне тогда не сойти с ума, – вспоминает Иванов.

Сейчас ему 72 года. Но он все еще под прицелом спецслужб. 1,5 года назад Иванова арестовали уже по «шпионскому делу». Перед этим был арестован оппозиционер, лидер «Социалистического народного фронта» Альгирдас Палецкис за то, что «собирал данные о судьях и прокурорах, участвовавших в деле о событиях 13 января в Вильнюсе». Никаких доказательств, что Палецкис шпион, никто не представил, но он до сих пор (!) в СИЗО. А после ареста Иванова спецслужбы устроили пресс-конференцию: «Мы разоблачили целую шпионскую сеть, которая проводила разведоперации в пользу России!»

Но на этот раз под арестом Иванов провел лишь сутки. Доказательств шпионажа не нашли. Спасло Иванова то, что он гражданин России (гражданство РФ он запросил сразу после первого ареста в 1991-м). Но уголовное дело все же завели. При обыске у Иванова в шкафу нашли сломанный стартовый пистолет. Теперь его судят за хранение оружия.

– Это пистолет мне друг подарил в 90-х, чтоб городских дурачков пугать. Бывало, пытались на меня наброситься в своем нацистском психозе, – рассказывает Иванов.

По его словам, подобные уголовные дела в Литве заводятся для устрашения несогласных.

– Материальное положение людей ухудшается. Недовольных нужно устрашать. Поэтому культивируется атмосфера страха, – объясняет Иванов. – Это же лицемерие, когда СССР обвиняют в злодеяниях 1991 года, говоря о 14 убитых, но восхваляют «лесных братьев» (пособники фашистов, которые с 1944 по 1956 годы партизанили в лесах против советской власти, – авт.). Говорят, молодцы ребята, боролись за независимость Литвы. А ведь они убили 25 тысяч мирных граждан!

По пути обратно в город, проезжаем мимо вильнюсского СИЗО, где держат Палецкиса. Огромное серое здание за забором с «колючкой». Заезжаем в костел Святых Петра и Павла. Иванов показывает мне странный барельеф: чертенок, отклячив копытце, вырывает весы из рук богини правосудия. И надпись на латыни: «Блаженны жаждущие справедливости». Иванов молчит. Возможно, как и я, думает, как это символично. Удержит литовская Фемида весы? Или чертенок окажется сильнее? В жизни самого Иванова, как и в жизни Палецкиса, не удержала.

Костел Святых Петра и Павла в Вильнюсе. Внутри необычный барельеф. Фото: Елена КРИВЯКИНА

Костел Святых Петра и Павла в Вильнюсе. Внутри необычный барельеф. Фото: ЕЛЕНА КРИВЯКИНА

Внутренний барельеф: чертенок пытается вырвать весы у богини правосудия. Очень символично для Литвы. Фото: Елена КРИВЯКИНА

Внутренний барельеф: чертенок пытается вырвать весы у богини правосудия. Очень символично для Литвы. Фото: ЕЛЕНА КРИВЯКИНА

ЗАОКЕАНСКИЕ ХОЗЯЕВА

В двух километрах от центра Вильнюса – комплекс Департамента госбезопасности Литвы. Настолько циклопический, что ты не веришь глазам. Зачем маленькой Литве так много сотрудников спецслужб? Местные жители шепчут: «Да это у нас комплекс ЦРУ!». Влияние американцев на Литву действительно огромное. Впрочем, у госбезопасности тут тоже дел невпроворот.

Антифашиста Гедрюса Грабаускаса прессуют за то, что он … публикуется в российских СМИ. Грабаускас – лидер «Социалистического народного фронта» (сменил Палецкиса). По указанию спецслужб банк заблокировал его счета. Дом Грабаускаса обыскали и изъяли технику, чтобы он не мог работать.

– В Литве возрождается фашизм: цензура и открытые репрессии. Атмосфера тотального застоя, – рассказывает мне Грабаускас. – Если бы на верхушке нашей власти сидели люди из Брюсселя, это было бы еще хорошо, но наши и Брюсселю мало подчиняются. Это американские ставленники. Всем рассказывают, как опасны Россия и Белоруссия. Литва идет по антиевропейскому пути. У ФранцииГерманииАвстрии есть диалог с Россией. А Литве США велят с Россией враждовать. Продвигается идея, что литовцы – народ особый. Вот русские – негодяи и подонки, а евреи всем только мешают. Уже и до китайцев добрались, их в Литве тысячи три точно. Называют их «красной чумой».

– А вы ведь в 90-е вы были на стороне националистов из «Саюдиса». Что же, изменили мнение?

– Мой отец был убежденным коммунистом, а я в 18 лет бунтовал. Но теперь все видят: СССР давно распался, а наши результаты печальны. Нам говорили: «нужно время». Прошло 30 лет. За этот срок можно построить нормальное государство, а из нас получилась пронатовская колония. Вместо демократии, о которой мечтали, мы идем к фашизму 21 века. Всего за год в Литве появилось два памятника Антанасу Смятоне, возглавлявшему профашистский режим 1926-40 годов. А еще в Вильнюсе повесили мемориальную доску Йонасу Норейке, которого нацисты в 1941-м назначили главой Шауляйского уезда. Норейка создавал еврейские гетто и лично убивал евреев. (За годы войны погибло 94% литовских евреев – 200 тысяч человек. – авт.)

В отличие от памятников нацистам, мемориалы советским воинам литовские власти даже реставрировать запрещают. Как рассказали мне в российском посольстве, за последние годы не удалось получить ни одного разрешения. В Литве захоронены 80 тысяч наших военных и 200 тысяч военнопленных. Бессмертному полку 9 мая разрешено пройти только по вильнюсскому воинскому кладбищу.

Зато в Вильнюсе увековечили имя Бориса Немцова. В память о нем назвали безымянный сквер перед посольством России. «Элегантно поддели» Москву. Теперь в этом сквере идут митинги против интеграции России и Белоруссии. Российские оппозиционеры вообще любят Литву. Дважды в год при поддержке литовского МИД тут собирают форум «Свободная Россия». На ближайшем – в апреле – будут обсуждать поправки в российскую Конституцию.

Где Литва и где Конституция России? Где Литва и где интеграция России и Белоруссии? Ощущение, что это у Литвы фантомные боли по бывшему СССР, а не у Москвы.

В АНГЛИЮ ЕХАТЬ МОЖНО, В РОССИЮ – НЕТ

Главу Ассоциации учителей русских школ Литвы Эллу Канайте дважды вносили в ежегодник «неблагонадежных» Департамента госбезопасности.

– Меня обвинили в том, что в школах создается благоприятная обстановка для выращивания пророссийской молодежи. Ежегодно 80-85 выпускников уезжают учиться в вузы России по программе поддержки соотечественников. Но в разы больше выпускников-литовцев едут учиться в Европу! И не возвращаются. Они не хотят работать за 500-700 евро. Но получается, что в Англию ехать можно, а в Россию – нет. В СМИ пишут, что спецслужбы России вербуют наших ребят, – говорит Элла.

Весной прошлого года Канайте пришлось уйти из русскоязычной гимназии, где она преподавала историю. Она перепостила в Фэйсбуке карту Второй мировой войны с указанием стран, воевавших на стороне Германии. И статью про 1939 год, когда советские войска вошли в Западную Украину и Белоруссию. Просто перенесла на свою страничку эти материалы, без комментариев и лайков. Блогеры подняли шум.

– Меня называли бобой-ватницей, (по-литовски «баба» – «боба»), агентом Кремля, писали «в Сибирь ее». Возмущались: «Кто у нас учит детей?!». Потом журналисты налетели в школу. Допытывались: «Вы что, уважаете советских солдат?». «Да, это у меня в генах, – отвечала я. – Если бы не советские солдаты, ни одного еврея бы тут не осталось, а я по маме еврейка, – рассказала мне Элла.

Сейчас она стоит на бирже труда, работу найти не может.

Самое большое национальное меньшинство в Литве – это поляки. Их 6%. Русских – 5%. Глядя на эти цифры понятно, почему в Литве в 1991-м в отличие от Латвии и Эстонии, не стали делить жителей на «граждан» и «неграждан». Литовское большинство не чувствовало опасности, и гражданство дали всем.

Оставили и русские школы — их, правда, всего 29 из 1000.

– В прошлом году учеников в русских школах стало даже на 300 больше. Идет отток из литовских школ, к тому же в Литву едут мигранты с Украины, – говорит Элла Канайте.

И если бы не большая сеть польских школ (их в Литве 70), то русские ждала бы та же участь, что и в Латвии (образование на русском просто бы запретили). Благодаря полякам, с которыми считаются, и русская община себя отстаивает.

Мы проходим мимо «стекляшки» Литовского театра опера и балета. Его построили в 1974 году.

– Ой, а у нас такие уже почти все снесли, – замечаю я.

– Что вы, мы им гордимся! – замечает Элла.

Бросаю взгляд на тротуар. Под моей ногой водосточный люк. А на нем надпись: Литовская ССР, 1986 год. Крепкое советское прошлое.

ИГРА В ПЕШКИ

Литовская молодежь русский знает плохо. Я поразвлеклась тем, что спрашивала у школьников и студентов дорогу.

Школьники просто шарахались, а потом смеялись мне вслед: «Русиш, русиш». Студенты, выпучив глаза, все же старались помочь. Понять русский они могут, но сами почти не говорят.

Вообще народ в Литве Россией пугают.

– Истерия началась после Крыма. Раздавали памятки по противодействию российской агрессии: как организовать партизанские отряды, как надевать противогазы, как подбить БТР, – рассказал мне один из вильнюсских знакомых.

Вызвало истерику в СМИ и введение электронных виз в Петербург и Калининград. «Будьте бдительны, не подключайтесь к вайфаю, в России украдут все ваши данные», – предупреждали литовские журналисты.

И само собой власти Литвы взывают к НАТО – как можно чаще проводить военные учения на ее территории. Мол, это для России предупреждение.

Когда я приехала в Вильнюс, на центральной площади здесь установили гигантские светящиеся шахматные фигуры. Особенно выделялись пешки. Символично. Ведь Литва сейчас и впрямь, как пешка. В чужой игре.

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА

ПЕРЕСТАНЬТЕ НАЗЫВАТЬ ИХ «ВРАГАМИ»

Собираясь в командировку в Латвию, Литву и Эстонию, я много раз слышала от знакомых шутливое: «Что, к врагам едешь?». Вернувшись, поняла: это наша главная ошибка по отношению к бывшей советской Прибалтике. Слушая очередные заявления местных националистов, мы обобщаем: «Они все там фашисты!». И оскорбляем тем самым оставшихся здесь русских. Мы еще больше отрываем их от себя.

Кто-то съязвит: а что же эти русские не переехали после распада Союза в Россию? Зачем остались жить там, где их теперь унижают, отнимают право говорить на родном языке? Давайте скажем честно: в ельцинское время никто наших соотечественников в Россию не звал. До них вообще никому не было дела. Кто-то, все бросив, уезжал в неизвестность, а кто-то не рискнул. Имеем ли мы право за это осуждать? В те годы люди жили, «под собою не чуя страны». Мандельштам это написал в 1933-м, но в 1991-м это обрело новый смысл.

Русские в Латвии на полном серьезе рассказывали мне, как и сейчас боятся ехать в Россию. Считают, что их там побьют как «предателей-прибалтов». А русские в Эстонии говорили, как их задевают заявления российских политологов, что их страна фашистская.

Все это нас, русских, разъединяет. А прибалтийские националисты потирают руки. Никакая программа поддержки соотечественников не сработает, если не будем понимать: мы единый народ. И если русских где-то обижают, значит, обижают и нас.

Источник

 Понравилось? Поделись статьей с друзьями! 


 

Еще больше новостей

Комментарии:

Leave a Comment